Курсы валют
Курсы валют НБРК 29.06.2022
USD: 456.05 RUB: 8.61
Курсы валют НБРК 29.06.2022
USD: 456.05 RUB: 8.61

Апрельский фьючерс год прокормит

07.04.2010

Казахстанская правда
7 апреля 2010г.
Алевтина Донских

"Нам нужно просто выдержать, чтобы не попасть под термин "обновляйся или умри" до урожая 2011 года. Потому что, начиная с него, проблем с реализацией пшеницы не будет. И можно предположить, что, начиная с первого января 2012 года, казахстанская пшеница не будет стоить ниже 180–200 долларов за тонну на границе с Ираном, Узбекистаном, Китаем", – заявил недавно президент Зернового союза Казахстана Нурлан Тлеубаев. Но чтобы перекинуть этот "мост" между урожаем-2009 и урожаем-2011 многие фермеры должны принять непростое решение по урожаю года текущего: засевать ли поля пшеницей или нет. Сомнения порождают трудности с реализацией прошлогоднего зерна, обусловленные ростом объемов его производства и снижением мировых цен на него. Есть ли страховка для фермера от проблем перепроизводства, падения цены?

– Есть. Это инструменты биржевой торговли, – утверждает Валерий ЗВЯГИН, первый заместитель председателя правления АО "Товарная биржа "Евразийская торговая система. – Рассказывают, что в начале двухтысячных, когда цены на пшеницу в Чикаго упали ниже 100 долларов за тонну и американские фермеры обратились к президенту за помощью, Билл Клинтон довольно жестко спросил их, почему они не страховали свои риски на бирже? Заметив, что зерновая биржа была образована именно для того, чтобы хеджировать (страховать) риски, и при любом раскладе дел – высоком или низком урожае – оставаться с прибылью".

– Хотите сказать, этот… "посыл Билла" актуален и для нас?

– Более чем. Мало вырастить урожай. Его еще надо продать. И пока более эффективного рыночного инст­румента, чем биржа, не придумано. Первая товарно-сырьевая биржа (первоначальное название – масляная и яйцевая палата) была образована в 1898 году в Чикаго самими фермерами для более эффективной реализации своей продукции. На ней торговали фьючерсными контрактами на сельскохозяйственные продукты. С тех пор на Chicago Board of Trade (входит в группу Chicago Mercantile Exchange) уже много лет фермеры торгуют выращенным урожаем: пшеницей, кукурузой, соей.

– Есть три фактора, которые наверняка останавливают наших крестьян: историческая привязанность к госзакупкам, незнание биржевых механизмов, один термин "фьючерс" чего стоит. И третий фактор – крепкое крестьянское недоверие…

– Даже если мы говорим о рыночной экономике, механизм госзакупок или господдержки фермерства не исключается. В разных странах он проявляется по-разному. Например, в Европе государство гарантирует выкуп зерна по минимальной цене с правом обратного выкупа. Крестьянин всегда может продать это зерно соответствующей структуре, а потом решает, выкупать его обратно или нет.

Суть в том, что в нужный момент фермер получает необходимые средства. В России практикуются зерновые интервенции с использованием биржевого механизма. Уполномоченный оператор в результате биржевых торгов производит закуп зерна для госфонда. При этом цена формируется в результате открытого аукциона. Но наряду с мерами господдержки существуют и рыночные методы. Важнейший из них – биржевая торговля. Что же касается незнания и недоверия, то, не опробовав ее, трудно составить о ней суждение.

– Не входя в воду, не научишься плавать. Но давайте поможем фермерам к этому суждению подойти поближе. На дворе – апрель. Новый урожай крестьянин сможет вырастить, собрать и предложить рынку в сентябре-октябре. Пока для фермера это задача – с массой неизвестных: какие площади засеять, какой будет погода, каким будет урожай, какими будут спрос и предложение на рынке, какой объем предложить бирже и рынку, и главное – по какой цене?

– Чтобы устранить большую часть вопросов, при этом значительно снизив риски, и существует торговля фьючерсами: то есть можно еще весной продать будущий урожай. Крестьянин уже сейчас может предложить через биржу весь объем зерна или часть его по фьючерсным контрактам.

– Это теория, а каков механизм фьючерса?

– Рассмотрим его на примере, приближенном к реалиям. Сейчас цена на зерно на наличном рынке – 100 долларов за тонну. Рынок оценивает сложившиеся условия и прогнозирует, например, что посевные площади по стране в 2010 году будут меньше, а урожайность – ниже прошлогодней. Поэтому цена с поставкой в сентябре будет выше нынешней и составит, предположим, 150 за тонну.

Крестьянин подсчитывает, покрывают ли эти 150 долларов его затраты и дают ли маржу достаточную, чтобы было выгодно сеять. Теперь подсчитаем. Если себестоимость производства зерна составляет 50 долларов и фермер понимает, что ниже этой отметки цена на рынке не упадет, то ему не нужен фьючерс. Но если себестоимость приближается к 100 долларам, то, наверное, ему стоит задуматься о хеджировании и продать в марте фьючерсный контракт. Другими словами, фермер берет на себя обязательство, поставить в сентябре, например, 1 000 тонн пшеницы на биржу по цене 150 долларов за тонну.

– То есть зерно еще не выращено, но уже продано?

– Чтобы сейчас провести эту операцию, не нужно иметь зерна. Просто нужно внести на биржу в качестве гарантии – 10% от стоимости фьючерсного контракта. Пока залог можно внести только деньгами. Но мы планируем, что вскоре его можно будет представить в виде зерновых расписок. Мы хорошо понимаем, что деньги – это отвлечение средств, но залог – это и плата за страховку. Фьючерс – это страхование риска. Причем такого риска, который не возьмет ни одна страховая компания: риска изменения цены! Все остальное можно застраховать, но ни один страховщик не выплатит фермеру разницу при падении цен. Только срочные фьючерсные контракты обеспечивают это страхование.

– Итак, крестьянин продал по фьючерсному контракту зерно по 150 долларов за тонну. Но случился большой урожай, цены обвалились до 100 долларов за тонну. Стоимость фьючерса на день реализации зерна сравнялась с этой ценой! И фермер в убытке?

– Нет. Крестьянин исполняет конт­ракт, поставляет зерно на биржу, получает по 100 долларов за тонну. А 50 долларов он получает с биржи в виде вариационной маржи. В итоге его финансовый результат составляет 150 долларов.

– А если другой ход событий: случается неурожай. Предложение на рынке падает. Цены взлетели до 200 долларов, а крестьянин в апреле продал зерно по фьючерсному контракту по 150 долларов за тонну.

– Он также получает гарантированные 150 долларов за тонну. А 50 долларов с него будут списаны в виде вариационной маржи. Однако есть и другое решение. К примеру, контракт исполняется 15 сентября, и рыночные цены уже сложились, например, на уровне 200 долларов. В таком случае фермер может до этой даты купить фьючерсный контракт на тот же объем и погасить встречным обязательством ранее проданный весной контракт. То есть хедж (страховка) также сработала! При этом фермер остается со своим зерном, которое он может реализовать на свободном рынке или на спотовых торгах через биржу по сложившейся на день операции цене. Например, по 200 долларов.

– Валерий Алексеевич, может ли сейчас фермер на ЕТС узнать цену зернового фьючерса с поставкой, к примеру, в сентябре?

– Сейчас глубина контракта (можно сказать – временной горизонт) достигает трех месяцев. То есть в апреле продаются фьючерсы с исполнением в мае-июне. Эта информация отрыта, размещается на нашем сайте. Но мы планируем увеличить глубину контракта с тем, чтобы перекрыть цену сентября, когда пойдет зерно нового урожая. И если сейчас появится такой контракт с исполнением в сентябре, то это и будет означать цену сентябрьского урожая в данный момент времени.

– Как складывается цена фьючерса?

– Как правило, она – результат сделки между производителем и потребителем зерна. Но есть еще трейдеры – посредники, которые торгуют зерном и которые имеют свои взгляды на урожай в зависимости от влияния различных факторов. В результате предложений всех участников торгов и возникает цена фьючерсного контракта. Цена считается каждый день, а биржа каждый день считает сделки по расчетной цене (последней сделки) и перечисляет вариационную маржу продавцу или покупателю фьючерса в зависимости, как закрылся рынок: выше или ниже предыдущего дня.

– Может ли простой фермер – производитель зерна из глубинки принять участие в торгах?

– Безусловно. В основных зерносеющих регионах есть лицензированные брокерские компании. Всего их шесть. Чтобы стать участником торгов, фермеру нужно лично заключить договор с брокером и в дальнейшем уже по телефону отдавать ему приказы.

– Многие недолюбливают посредников. А в чем отличие перекупщика, который скупает продукцию у производителей, от брокера?

– Брокер стремится совершить наилучшую сделку по наилучшей цене в интересах своего клиента. Поскольку чем лучше сделка, тем выше его комиссия и выше вероятность получить следующий заказ. У брокера нет интереса в перепродаже зерна. У перекупщика – другая задача: купить как можно больше продукции по наименьшей цене, чтобы перепродать ее как можно дороже. И возможно – через биржу.

Но биржа может и не знать, кто предлагает товар. Наша задача – предоставить механизм продажи, и мы стараемся его усовершенствовать в интересах участников торгов. Для этого создан комитет по сельхозрынку, в который входят крупные производители зерна. И ни одно изменение в правилах торговли, не происходит без того, чтобы оно не было одобрено этим комитетом.

– Биржа признает зерновые расписки?

– Безусловно. Это очень хороший и удобный инструмент. И когда совершается сделка, то передача прав на зерно происходит посредством передачи зерновых расписок. Благодаря им оборот зерна упрощается, становится более эффективным.

Хочу отметить, что Казахстан – единственная страна на постсоветском пространстве и в Восточной Европе, которой удалось реализовать эффективное обращение зерновых расписок. Это – серьезное преимущество, которое есть в Казахстане, и мы это используем в биржевой торговле.

– В конце марта исполнился ровно год с того момента, как прошли первые биржевые торги на ЕТС. Тогда было продано 65 тонн зерна. Можно ли сказать, что биржа входит в заданный режим, и какие задачи ЕТС сейчас решает?

– Объем прошедшего за год через биржу зерна превысил 2,5 млн. тонн. Что, по нашим оценкам, составляет 13,5% от урожая прошлого года. Напомню, в своем Послании Президент Нурсултан Назарбаев поставил задачу удвоения производительности труда в агросекторе. И выращенную продукцию надо продавать эффективно. Реализовать эту задачу позволяет биржевая торговля. Над этим мы и работаем. Потому и наша основная задача сейчас – сделать этот современный биржевой инструмент привычным для всех товаропроизводителей.